Инклюзивный ресурсный центр (ИРЦ)

Долгие годы главной практической деятельностью нашей организации была работа в формате коррекционно-развивающего центра. Мы освоили технологию успешной работы центра, где налажено согласованное взаимодействие специалистов; отработали продуктивные методики обучения и развития детей с аутизмом, основы подготовки специалистов. При этом у нас оставалось глубокое неудовлетворение из-за того, что не происходило преемственности: подготовленные нами дети шли в «некуда». Родителям самых сильных наших детей иногда удавалось устроить их в обычные садики и школы (чаще всего – скрывая диагноз), некоторые попадали в группы (подготовительные классы) для «речевиков» или детей с задержкой психического развития (ЗПР), некоторые – в садики и интернаты самого разного профиля: для детей с нарушениями умственного (или речевого) развития, глухих (слабослышащих), ЗПР. В любом случае, мы понимали, что нет никакой системы введения детей с аутизмом в образовательное пространство, и пока не разобраться с этим, никакого толка не будет.

Поэтому мы создали Инклюзивный ресурсный центр (ИРЦ) и стали приобретать компетентность в вопросе организации процесса обучения (воспитания) детей с аутизмом в учебных заведениях. Сразу следует сказать, что мы не являемся фанатами инклюзивного движения в том смысле, что не боремся за чистоту понятия «инклюзия» и не одержимы желанием любой ценой добиться пребывания ребенка с аутизмом в обычном садике/школе. Но мы твердо убеждены в следующем:

1) любой ребенок с аутизмом может и должен учиться среди своих ровесников (а не пребывать годами в коррекционно-реабилитационных центрах или быть «учеником школы» в режиме индивидуального обучения). Для детей с аутизмом, у которых нет врожденных социальных качеств, чрезвычайно важно приобретение привычки быть среди других людей, взрослых и ровесников, видеть, слышать, чувствовать их, учитывать их интересы; учится очередности, умению делиться и в целом – согласованным действиям вместе с ними;

2) при правильно организованном процессе сопровождения любой ребенок с аутизмом показывает существенную динамику роста, что открывает возможность его перехода на более высокую ступень социальной интеграции. Поэтому можно говорить об определенной этапности вхождения детей с аутизмом в образовательное пространство. После прохождения подготовительного периода (дома, в коррекционно-развивающем или учебно-реабилитационном центре, центре социально-психологической реабилитации) ребенок может попасть сначала в группы / классы комбинированного (компенсаторного) типа, где осуществляется его адаптация к ситуации обучения вместе с другими детьми, потом – в инклюзивные группы / классы массовых учебных учреждений, а некоторые дети с аутизмом потом – и в группы/классы для обычных детей.

Анализ наличной ситуации в Украине в связи с вопросом обучения детей с аутизмом дает понять, сколь много препятствий у нас до сих пор существует, которые не просто тормозят, но иногда уничтожают саму попытку подхватить и реализовать идею совместного обучения аутистов с другими детьми в образовательном пространстве. Не будем перечислять все проблемы, отметим только две глобальные из них: А) отсутствие даже на зародышевой стадии (на уровне государства) системы раннего вмешательства; Б) минимальная (что не сказать «нулевая») государственная поддержка образовательных процессов для детей с аутизмом.

Что касается системы ранней помощи, то в Украине существует единственная (!) организация – негосударственный Институт раннего вмешательства в Харькове (под руководством Анны Кукурузы), где налажен настоящий, грамотный, с опорой на международные стандарты, подход к раннему развитию детей разных нозологий и полноценной работы с их семьями. А в целом наши дети (и их родители) не получают той необходимой поддержки и реальной помощи, которая способствовала бы их продуктивному развитию и успешному обучению на дальнейших возрастных этапах. Поэтому первым и главным фактором успеха процесса обучения детей с аутизмом в образовательном пространстве является внедрение системы ранней помощи на государственном уровне.

Плачевное состояние с государственной помощью можем раскрыть на примере одной из общеобразовательных школ г. Киева, которая несколько лет назад обрела статус «инклюзивной». Что она получила при этом? Право в одном из классов потока принимать ребенка (нескольких детей) с особыми образовательными потребностями. Для педагогов, работающих с этим классом – надбавка к зарплате 25%. Введены дополнительные ставки: логопеда, коррекционных педагогов и ассистентов учителя. Руководство и педагоги школы поначалу настолько были охвачены энтузиазмом, что начали брать детей с аутизмом и с нарушениями умственного развития. Теперь у них другой настрой – отказаться от этих категорий детей и с нового учебного года брать только «речевиков». При этом – все полученные льготы сохраняются, а все проблемы исчезают.

Почему педагоги учебных заведений отказываются работать с детьми с аутизмом? Потому что, для того, чтоб обучение этих детей приобрело черты цивилизованности, надо добиться грандиозных изменений в разнообразных плоскостях и измерениях. Необходимо достичь таких позиций, как:

  1. Продуманность и подготовленность инклюзивных процессов (нормативно-правовая база, учебно-методическое, кадровое обеспечение, финансовая поддержка). Так, например, необходимо разработать: документы по организации обучения и воспитания в ДНЗ детей с особыми образовательными потребностями, в том числе – для детей с аутизмом; Положение о порядке работы междисциплинарной группы с опорой на индивидуальную программу развития ребенка, а также – методические рекомендации по организации преемственности образовательного процесса (система ранней помощи – введение в дошкольное учебное, а затем – школьное общеобразовательное учреждение); в имеющиеся документы по инклюзивному образованию внести категорию «дети с расстройствами аутистического спектра».
  2. Компетентность специалистов, осуществляющих сопровождение процессов обучения и развития ребенка с аутизмом в учебном заведении. Такое сопровождение обретает предметность только при налаженной последовательной деятельности междисциплинарной команды, в которую входят: завуч школы (методист дошкольного заведения) как координатор, непосредственный педагог, тьютор (в Украине – ассистент педагога), психолог, логопед, коррекционный педагог, родители, эксперт по аутизму (или специалист, который занимается с ребенком за пределами учебного заведения). Иными словами, в функционирование учебного заведения должны быть внедрены две технологии: психолого-педагогического сопровождения и командного взаимодействия. Кроме этого, специалисты должны уметь использовать ресурсы среды и ресурсы самих детей с аутизмом, владеть продуктивными (с опорой на международный опыт) подходами к обучению детей этой категории, уметь разрабатывать главный документом, на основе которого осуществляется психолого-педагогическое сопровождение – Индивидуальную программу развития.
  3. Плодотворное взаимодействие педагогов (и общего, и коррекционного направления), родителей и специалистов ПМПК для определения (и в дальнейшем – изменения) образовательного маршрута ребенка; их умение осуществлять мониторинг развития ребенка и вносить коррективы в систему психолого-педагогической работы с ним.

Специалисты нашего ИРЦ продолжают участвовать в Проекте по психолого-педагогическому сопровождению детей с аутизмом в учебных заведениях. Все наши достижения и разработки станут достоянием профессиональных сообществ (садиков, школ, центров и т.д.), заинтересованных в эффективном обучении детей с аутизмом в образовательном пространстве.

Татьяна Скрыпник,

tetiana.skr@gmail.com